понедельник, 14 декабря 2015 г.

Таро: Колесо Фортуны

В книге Маркуса Каца и Тали Гудвин «Секреты Таро Уэйта — Смит» цитируется статья Уэйта, опубликованная в журнале «Оккультное обозрение» в декабре 1909 года. В тексте и на специальной вклейке были воспроизведены образцы карт (в черно-белом варианте), а сама статья служила как бы расширенным рекламным объявлением к только что выпущенной колоде Таро Уэйта — Смит (см. также здесь). Я хотел бы поделиться полным переводом этой статьи, который выполнил Кирилл Семенов, а я немного подправил, чтобы сохранить особенности литературного стиля Уэйта (просто кошмарного, на мой взгляд). В частности, я сохранил странный, но очень любимый Уэйтом термин «Мажорные Козыри» (Trumps Major, синоним Больших, или Мажорных, Арканов). Для удобочитаемости мне пришлось разбить особенно длинные абзацы на части, в остальном же оригинальное оформление тоже сохранено. Оригинальные сноски выделены зеленым цветом, мои и Кирилла — желтым. Иллюстрации взяты из сетевой коллекции выпусков «Оккультного обозрения». Надеюсь, кому-то этот документ окажется полезен.
 
 

Таро: Колесо Фортуны
Артур Эдвард Уэйт

Данная статья ни в коей мере не является одним из исследований обособленных разделов мистической философии (хотя определенно может показаться редким исключением). Ее нельзя счесть ни погружением к самым основам символизма, ни даже исключительно рассказом о предсказаниях, ибо это само по себе стало бы весьма существенным отклонением от тех вопросов, которые, как известно, меня занимают. Я скорее утверждаю это как факт, нежели пытаюсь начать апологию, вслед за чем перехожу непосредственно к теме статьи — с намерением замкнуть круг, то есть вернуться в конце концов к тем вопросам, с которых начал.

Я исхожу из того, что подавляющему большинству читателей едва ли нужен (даже в качестве меры предосторожности) ответ на гипотетический вопрос «Что такое Таро?» Всякому известно, что это методика предсказания на картах, однако карты, используемые с этой целью, во многих существенных отношениях отличаются от обычных игральных, которые, вероятно, знакомы обитателям любого дома намного лучше, чем прочие вещи, именовавшиеся в старину «притчами во языцех». Карты Таро могут также использоваться для гадания, и издатели Оккультного обозрения недавно выпустили в свет Руководство по картомантии< A Manual of Cartomancy, Fortune-Telling and Occult Divination. By Grand Orient. 4-е издание, crown octavo, 256 с. Цена нетто 2 шиллинга и 6 пенсов. W. Rider & Son, Ltd.>, в котором среди сотни любопытных забав для людей с предрасположенностью к оккультизму и не без определенных интуитивных способностей описывается и один из методов такой операции. Автор этого Руководства<Сам же Уэйт под псевдонимом «Великий Восток» (Grand Orient). — А. К.>, в чьем сердце хватает добродетельности, чтобы говорить о пустяках только с надлежащей серьезностью, а о вопросах жизни и смерти — так, будто ему знаком тот неведомый мир, что подчас за ними кроется, — включил в свой запас парадоксов пространный и навеянный воспоминаниями раздел, посвященный именно этой стороне Таро. И совсем уж недавно я лично правил новое издание Цыганского Таро< The Tarot of the Bohemians: an Absolute Key to Occult Science. By Papus. With Preface by A. E. Waite. Crown octavo, 384 с.  Цена нетто 6 шиллингов. W. Rider & Son, Ltd.
Те же издатели выпускают:


Полный набор из 78 карт Таро, нарисованных и раскрашенных Памелой Коулман Смит.
The Key to the Tarot. By A. E. Waite. Royal 32mo, около 160 с.> и писал предисловие к нему; это перевод на английский язык с французского работы д-ра Папюса, главы Школы Мартинизма в Париже. Сей труд, ранее вполне доступный, стал ныне редкостью, и многие упорно разыскивают его в каталогах. Из этого следует, что Таро и сейчас, как говорится, «на слуху», но есть одно затруднение, которое мы, британцы, пытаемся преодолеть.

Восьмерка Пентаклей (подлинный размер карт)

Книги по этой тематике можно найти без труда, и люди с головой могут освоить ее весьма неплохо, особенно если владеют французским языком — сложнее всего, однако, раздобыть сами карты. Их ввозят к нам с Континента, который в наши дни чаще всего производит весьма посредственные версии; по существу, Континент не может предложить нам ничего, кроме итальянских колод низкого качества, которых всякому, кто достоин звания Ученика, желательно избегать. Чуть далее за рубежом можно не без усилий обзавестись экземпляром колоды Эттейллы, однако там символика искажена фантазиями редактора, который был в свое время — в конце восемнадцатого столетия, — в первую очередь, профессиональным картомантом и, во вторую, виртуозом общих оккультных искусств и чья горячая увлеченность опережала в его изысканиях как рассудительность, так и всякое чувство меры. Марсельская колода намного лучше, однако и ее найдешь не на каждом углу как в том городе, в честь которого она названа, так и в крупном центре, Париже. Что до Болонского и Венецианского Таро, то услышать о них куда проще, чем увидеть их.

Таковы нынешние обстоятельства; тем не менее, возвращаясь на миг к тому факту, что Таро, как уже упоминалось, «на слуху», и многие люди, занимающиеся гаданием (а также значительное меньшинство настоящих Учеников, а не тех, для кого обращение к тайнам Судьбы служит лишь досужей забавой), испытывают потребность в самих картах, я воспользовался благоприятной и весьма неожиданной возможностью и сумел заинтересовать одного чрезвычайно искусного и оригинального художника предложением разработать новое издание Таро. Помимо очевидной художественной одаренности, мисс Памела Коулман<Уэйт искажает эту часть имени своей художницы: Coleman вместо Colman. — А. К.> Смит отчасти осведомлена о ценности Таро; она с сочувствием выслушала мое предложение исправить символику карт, опираясь на те источники знаний, что доступны далеко не всем. Более того, мы заручились помощью особы, чрезвычайно сведущей в данном предмете<Знатоки биографии Уэйта считают, что этой особой был У. Б. Йейтс. — А. К.>. Итогом этих стараний впервые в современной истории стал союз искусства и символизма во имя создания подлинного Таро в одном из его аспектов. Разумеется, существуют и другие версии, но, что бы они ни выявляли и какие бы вероятные выводы ни извлекались бы из них в дальнейшем, они затрагивают лишь часть потаенной системы и скорее вводят в заблуждение, чем направляют на верный путь.

Версия, о которой я говорю, вот-вот будет издана; таким образом, эта статья —  своего рода реклама, и чтобы ее нельзя было упрекнуть в недостаточной наглядности, я воспроизвожу здесь (в их общепринятом порядке) некоторые образчики карт, которые, с точки зрения художественного исполнения, надеюсь, говорят сами за себя. Теперь надлежит рассказать об их значениях, и потому я перейду к некоторым предварительным замечаниям, связанным со спорами о происхождении Таро. Их родиной называли Индию, Китай и Египет, однако все эти предположения умозрительны; хотя то или иное место отстаивается сторонниками с полной уверенностью, теории эти во многом остаются догадками. Никому не ведомо, где зародились карты Таро, — разве что некоторым уроженцам Франции, свято убежденным в своей правоте относительно всего, что связано с оккультизмом и его историей. Именно с их легкой руки Таро называют Книгой Тота или Книгой Гермеса Трижды Величайшего, а поскольку сами карты ничем не подкрепляли подобной атрибуции, поздние редакторы усовершенствовали их и украсили египетскими чертами. Истина заключается в том, что откровения таящейся за Таро мудрости слишком явно соотносились с общепринятыми пояснениями таинств, однако неотъемлемые допущения сводятся к тому, что эта тайная доктрина (надо признать, что именно ей посвящена данная статья) относится ко всем эпохам, народам и уголкам земли, и следует признать удаленность ее возникновения во времени и очень далекий Восток как место ее зарождения.

Итак, колода Таро включает двадцать две карты Мажорных Козырей, не имеющих аналогов среди игральных карт; из них я выбрал четыре образца, которые вы видите в большем размере по сравнению с цветной печатной колодой. Я хочу обсудить здесь их высший символизм.

Первой — или, если угодно, последней — в этой последовательности является карта под номером ноль и под названием Дурак. Несмотря на такое имя, она ни в коей мере не символизирует род людской как слепых рабов материи, хотя в современном потоке гадания может означать и часто означает то сумасбродство (даже воодушевление) и опрометчивость, на какие указывает ее название. Элифас Леви говорил«Учении и Ритуале Высшей Магии». — А. К.>, что она обозначает жизнь вечную; это карта радостей, наполняющих жизнь, прежде чем та омрачается существованием на материальном плане. На духовном плане это душа, а также начало ее опыта, устремленность к высшему перед его обретением.

Первый нумерованный Мажорный Козырь под названием Маг олицетворяет того, на кого низошла «искра небесная», кто черпает свыше и переносит почерпнутое к низшему. Леви говорит, что это Бог в Его единстве и человек как отражение Бога; другие же описывают эту карту как Божественный Мир и Абсолют. Это карта прозрения, и потому она выглядит как Дурак, узревший Бога.

Второй нумерованный Козырь — Верховная Жрица; здесь она изображена красиво, со всеми ее символическими атрибутами. На груди ее солнечный крест, на голове — полумесяц. Ее именуют Домом Божьим, Святилищем и даже Каббалой, то есть тайной традицией. Поистине, она — Великая Мать и Тайная Церковь.

Последний из Мажорных Козырей, которые я здесь представляю, имеет девятнадцатый номер и носит название Солнце как символ света и откровения. Это слава всех миров. Нагое дитя верхом на огромном коне дополняет как антитеза карту тринадцатую, Смерть, персонаж которой также едет верхом.

Разработаны также иллюстрации к фигурам Минорных Арканов, и сейчас я приведу примеры их прорицательных значений. Пылкий, справедливый и благородный Король Жезлов олицетворяет добро в неразрывном слиянии с жесткостью. Дама Чаш воплощает собой любовь и преданность, знаки которых она созерцает, словно видения, в своем сосуде. Рыцарь Мечей уравновешен, подобно Галахаду, разгоняющему врагов на пути к Святому Граалю. Паж Пентаклей — юноша, разглядывающий парящий над его приподнятыми ладонями талисман; в сущности, он олицетворяет ученого, но также и того, кто приносит вести. Примеры оставшихся мелких карт будут совсем краткими: Шестерка Жезлов увенчана надеждой и уверенностью, Пятерка Чаш — карта отвергнутого наследия и жизни, лишенной радостей, Восьмерка Мечей означает обеспокоенность, борьбу, кризис, подчас фатальность, а Девятка Мечей, тесно связанная с нею, является картой разочарования, о чем наглядно свидетельствует ее изображение.

Если значения, приписываемые Мажорным Козырям, или Большим Арканам, рассматриваются, как это обычно бывает, без учета обычных карт мелкого достоинства и фигур, то их смысл зависит от сфер сознания, каждой из которых соответствуют частные толкования. При совмещении их с Малыми Арканами дл прорицания, когда вся колода образует единую последовательность из семидесяти восьми карт, каждый картомант следует собственной интуиции и наблюдениям за результатами. Дар ясновидения главенствует над правилами и прецедентами, однако тем, кто им не наделен или еще не успел его развить, желательно руководствоваться общепринятыми значениями, которые я и стремился предложить в небольшой объяснительной статье, прилагаемой к этому набору карт. Открытым остается вопрос о существовании неразрывной связи между Большими и Малыми Арканами. Если она действительно существует, возникает следующий вопрос: как определить их надлежащее место в высшем символизме Таро? Если же, однако, связь эта произвольна, карты необходимо разделить: Малым Арканам отвести надлежащее место в картомантии, а Мажорным Козырям — особую роль в пророчестве иного порядка.

Составитель Руководства по картомантии называет Таро «высшим путем к фортуне», и если в том, что касается связи между Мажорными и Минорными Арканами, некто, подобно этому автору и мне, готов воспринимать их именно так, позвольте обратиться к нему словами Псалмопевца: Intende, prospere procede et regna<Пс. 44:5. В синодальном русском переводе: «Поспеши, воссядь на колесницу ради истины и кротости и правды». — К. С.>. Итак, я возвращаюсь к вопросу апологии — но лишь для того, чтобы сделать следующий вывод: в конечном счете Таро представляет собой исследование символизма, мистический эксперимент. И хотя оно было, есть и будет используемо для прорицания, само по себе Таро принадлежит к иной сфере и из нее происходит. Тот, кто желает узнать об этом больше, может обратиться к моему краткому Ключу к Таро, который прилагается к набору карт.