пятница, 21 июня 2013 г.

Малый пес, первый декан Рака


Малый пес

первый декан Рака

22.06—02.07


Издавна барды воспевали непостоянную Луну, каждую ночь являющую нам иной свой лик. Она управляет вечно меняющимися океанскими приливами, а в гороскопе рождения человека находится в том разделе его жизни, который наиболее подвержен изменчивости. Поэтому вполне закономерно ожидать, что созвездие и легенда лунного декана Рака, собственного знака Луны, будут передавать духовную доктрину, которая касается семейной жизни, в целом управляемой данным знаком, и необоснованных перемен в ней.
Кроме того, по-моему, мы вправе ожидать, что это учение должно затрагивать в первую очередь именно опасность, которой следует избегать, а не возможный выигрыш, ведь, вступая в данный декан, или десятиградусный участок своего пути, Солнце претерпевает разительную ослабляющую перемену. До тех пор, пока Солнце не достигнет декана, обозначаемого созвездием Малого Пса, его сила растет, а дни становятся все длиннее и длиннее; но, как только оно вступает в него, его сила идет на убыль, а дни становятся все короче и короче. Его жизнь складывается уже не так, как прежде.
Однако из этого не следует делать вывод, что люди, родившиеся с 22 июня по 2 июля, верны своему семейному долгу в меньшей степени, чем другие. Их любовь к семье и привязанность к дому даже заслуживают уважения. Но их чувства подвержены изменчивости. Их эмоции подобны морским приливам и отливам. Кроме того, данное созвездие указывает на опасность моральной неустойчивости — черты, наиболее выраженной у тех, кто родился в период нахождения Солнца в этом декане (ключевое слово которого — Настроение).
Рак является первым из водных знаков и поэтому связан с крещением. Солнце, как символ божественной силы, в ходе ежегодного путешествия, прежде чем вернуться в свой собственный дом в знаке Льва, должно войти в водный знак Рака и выйти из него. Это не знак смерти, но в гороскопе рождения он управляет обстоятельствами конца жизни и представляет (как и акт крещения) готовность и желание перейти к новой, высшей форме жизни, желание войти в обитель Отца.
Когда древние искали символ Спасителя на небе, они совершенно естественным образом выбрали ярчайшую из всех звезд — великий Сириус. Особым почтением эта звезда пользовалась в Египте, поскольку предвещала разлив Нила, который, в свою очередь, делал возможным выращивание урожая и тем самым обеспечивал людям продолжение жизни.
Но и сам Сириус также имеет предвестника — звезду Процион в созвездии Малого Пса. В зодиакальной долготе, а следовательно, и в пиктографической последовательности, Сириус идет первым. Но, поскольку Процион имеет северное, а не южное склонение, для людей в северном полушарии над горизонтом он всегда восходит чуть раньше Сириуса. Когда появляется данная звезда Малого Пса, это означает, что вскоре над горизонтом поднимется знаменитая звезда Большого Пса. Таким образом, Процион, звезда крещения, главное светило созвездия водного декана самого водного знака зодиака, провозглашает скорое появление еще более великой звезды.
Великий Креститель библейских времен Иоанн Предтеча постоянно выступал против нарушения моральных законов. Он говорил: «Уже и секира при корне дерев лежит: всякое дерево, не приносящее доброго плода, срубают и бросают в огонь».<Матф.3:10.> Сам он лишился жизни, указав Ироду на зло, которое должно было последовать за его внутрисемейными прегрешениями.
У Филиппа, брата Ирода, была жена. Но Ирод не отнесся к ней как к своей сестре: он попрал неприкосновенность домашнего очага собственного брата и взял ее себе в жены. Его супругу, обретенную путем разрушения семьи брата, звали Иродиадой; судя по ее последующему поведению, можно не сомневаться в том, что этот брак произошел не только с ее молчаливого согласия, но и по ее желанию.
Она принадлежала к тому типу женщин, которые добиваются своих целей хитростью и коварством, не знают верности и не останавливаются ни перед грехом, ни перед насилием в удовлетворении своих амбиций.
Поэтому, когда Иоанн, укоряя Ирода за совершенное зло, возложил должную долю вины на Иродиаду, она замыслила добиться его погибели. И как Солнце лишается своей силы, достигая декана семьи в знаке семьи, так и Иоанн лишился головы вследствие заговора, затрагивавшего целое семейство.
Ирод, зная о настроениях народа, по праву считавшего Иоанна очень святым человеком, не намеревался убивать его. Но у Иродиады была дочь, очень хорошо владевшая искусством танца, и коварная женщина задумала использовать ее в своих планах, направленных против Иоанна.
На свой день рождения Ирод пригласил в дом старших военачальников и другую знать и хотел удивить их великолепным празднеством. Но со временем гости несколько заскучали, и поэтому он был очень доволен, когда в нужный момент вошла его дочь и станцевала так превосходно, что все громко выразили восхищение.
Испытывая прилив гордости и проявив неосмотрительность в праздничном возбуждении, Ирод поклялся подарить девушке все, чего бы она ни попросила, вплоть до половины царства. Ему даже не пришло в голову, что она может потребовать чего-то неразумного. Но дочь, подстрекаемая матерью, злоупотребила его щедростью. Нарушить же данную клятву означало бы потерять уважение всех присутствующих. Поэтому, когда девушка попросила голову Иоанна, он, ради спасения собственной репутации, приказал доставить искомое, дабы она смогла отнести голову на блюде своей безнравственной матери-интриганке.
Ирод и сам не был примером для подражания, но отвечать ему, как и старому псу Трэю, пришлось за прегрешения своих близких.
История о старом псе Трэе известна во многих странах. Трэй не был злой собакой, но отличался некоторой слабостью характера и слишком легко поддавался влиянию других. За свою жизнь он не убил ни одной овцы — ведь это означало бы предать доверие хозяина.
Но другие собаки не были столь благонравными. Целый день они ничем не утруждали себя и только дремали, греясь на солнце. С наступлением же темноты они собирались в стаю и рыскали по округе в поисках овец, которых убивали и съедали, а перед рассветом снова возвращались по домам.
Трэй не убивал овец, но он любил компанию. Именно за компанию он и  оказался однажды ночью вместе с другими собаками, которые задушили много овец. К тому времени хозяева овец были уже очень раздражены и решили проследить, какие собаки покидают ночью свои дома, чтобы примкнуть к преступной своре. Трэй отсутствовал дома; кто-то видел его вместе с другими псами перед совершением преступления. Его поймали, и он поплатился жизнью наравне с остальными, действительно виновными.
Задолго до Ирода жил другой иудейский царь, Ахав. Имя его жены Иезавели стало синонимом вероломства и порочности. Иезавель подстрекала Ахава к разного рода злодеяниям, и поэтому было предсказано, что она умрет, а ее плоть съедят псы; и в должное время данное пророчество свершилось, о чем рассказывается в Четвертой книге Царств.
Пожирающие тело псы представляют эмоции, постоянно сопровождающие греховность. Чувства, сопутствующие мыслям, определяют тип образующихся в структуре тонкого тела мыслеклеток. За предательство рано или поздно приходится расплачиваться горем. К этому неизбежно приводят события, привлеченные ранее образовавшимися мыслеклетками. Ненависть разъедает ненавистника до самых костей, притягивая злобу других, и своим воздействием на железы внутренней секреции нарушает минеральный баланс тела.
Постоянно меняющиеся настроения и непостоянство в домашнем кругу способствуют череде неприятностей, отнимающих энергию и в конечном счете приводящих к какому-либо несчастью.
Разрушительное действие греховных эмоций ясно отображает греческое предание об Актеоне. Этот легендарный герой на досуге охотился со своими пятьюдесятью собаками. Однажды он вышел с ними из лесу в долину Гаргафию, где случайно увидел Диану-Луну, купавшуюся со своими нимфами.
Вместо того, чтобы тут же удалиться, как требовала благопристойность, он позволил эмоциям возобладать над тонкой натурой. И Диана, заметив приближение Актеона, превратила его в оленя. Собаки не признали в олене хозяина, а приняли его за свою законную добычу и разорвали на части.
Закон Родства неотвратим. Из своего окружения мы притягиваем то и только то, что имеем в себе. Диссонанс может быть обусловлен не злобой, а слабостью, как в случае с Актеоном; но, какой бы ни была его причина, если он является частью характера, встроенной благодаря эмоциональным ассоциациям в тонкое тело, то будет всегда привлекать родственные диссонансные события из внешнего окружения.
Мы не можем допускать несправедливости в отношении других или, подобно Иродиаде, вынашивать мысли о мести без того, чтобы не строить в себе ядро того самого состояния, о котором думаем. Само желание вреда кому-либо формирует в нас клетки соответствующего качества. Эти клетки, диссонансные по составу и сопровождающиеся чувством злобы, не только работают со своего четырехмерного плана на реализацию задуманного зла, но по самой своей пагубной природе приносят неудачу и нам самим.
Как железы внутренней секреции физического тела, так и мыслеклетки тела четырехмерного исполняют те приказы, которые к ним поступают. Они не способны рассуждать и принимать решения: они могут только подчиняться. Поэтому, когда мысли злонамеренны, когда эмоции безудержны, они и действуют соответственно, хотя бы последствия для хозяина были самыми пагубными. Текст этого декана таков:
Плата за грех — смерть.