понедельник, 20 июля 2015 г.

Ричард Бах: "Ангелы на полставки"

Вести с полей. Издательство "София" будет выпускать новую книгу Ричарда Баха. Небольшой фрагментик, пока еще нередактированный перевод Нины Лебедевой.



РИЧАРД БАХ

АНГЕЛЫ НА ПОЛСТАВКИ И ДРУГИЕ ИСТОРИИ



Введение

– Стоп! – крикнул кто-то в тот самый день, когда я решил удалить свой сайт.

Я невольно отвлекся. Голосок был таким испуганным, что я не удержался от вопроса:

– Что такое?

Стоило ей понять, что я не собираюсь браться за дело в ту же секунду, и она немедленно успокоилась.

– Ты уверен, что хочешь удалить свой сайт со всеми его историями?

– Разумеется, – мое сердце вновь забилось ровнее. – Уверен на все сто.

– Это твои овечки, – огорчилась она, – и ты хочешь их уничтожить. Тебе и правда все равно?

– Это не овечки, а простые слова. Кто хотел, давно уже прочитал их. Избавившись от них, я смахну пепел и освобожу место для других слов.

Вжик – и все?

– Именно. Ты имеешь что-нибудь против?

– Да нет. Теперь их можно и похоронить. Прости, что не удержалась и вскрикнула.

– Можно похоронить? Что ты хочешь этим сказать?

– Это славные истории, но если бы кому-нибудь вздумалось поискать их в интернете, он бы замучился, добираясь до самых первых. Ну а теперь, зная, с какой легкостью находятся подобные вещи в книге, он уже не станет…

– Так тебе они нравятся?

– Почему же нет? Ты пишешь об одиночестве, и читатели могут подумать…

– Это в обычае у писателей – рассказывать обо всем, что с ними происходит. Но я никогда не писал об убийствах, войнах и несчастных случаях… По крайней мере, старался не писать. Все это не по мне.

– Ты же знаешь, люди нередко идут на самоубийство, когда чувствуют себя одинокими. Не столько женщины, сколько мужчины. Как бы то ни было, но тут полно намеков на то, что ты одинок.

– Уже нет!

– Всякий, кто возьмется за эту книгу, решит, что ты одинок. 

– Книгу? Какую еще книгу?

– Что за глупец! Когда ты собираешь вместе истории и переносишь их на бумагу, это называется «книгой».

– У меня и в мыслях не было публиковать книгу.

– Раньше не было, а теперь есть. Разве не так?

– Думаешь, эти истории можно сложить в книгу?

– Ну да.

– А вдруг никто не станет их читать?

– Может и так. Ты же писатель. В твои обязанности не входит торговать книгами.

– В мои обязанности входит описывать все то…

– … что приносит тебе радость. Верно, в этом и состоит твоя работа.

– А если никто мне не заплатит?

– Очень жаль, потому что тогда ты останешься без денег.

– Но если я напишу книгу, то она, возможно, все-таки будет продаваться?

– Очень может быть. В конце концов, четыре твои…

– Пять. Пять моих книжек стали бестселлерами, если ты об этом.

– Чего не скажешь об остальных. Они…

Не смей так говорить! Я люблю свои книжки! Те же истории про хорьков…

– … они великолепны. Лучшее из того, что ты когда-либо сочинял. Может, они предназначены пока лишь для маленькой семейки читателей. Для маленькой нации таких же, как ты.

– Знаешь, мне нравится твоя мысль. Для маленького семейства, только и всего.

– Возможно, именно так обстоит дело и с этим собранием славных овечек.

– И они лишь для маленького семейства? Очень может быть. Но каким бы маленьким ни было семейство, это не умаляет ценности самих историй. Даже если я утверждаю, что совсем одинок (а так оно раньше и было).

– Ты уже не одинок. И можешь написать об этом во введении. Ты был одинок, но это время прошло. Смертным свойственно переживать иногда моменты одиночества.

– Ты права. И в такие моменты я тонул в одиночестве.

– И все они промелькнули, как одно мгновение. Вся ваша жизнь – не более чем мгновение. Давай только не будем затевать разговора о вечности и вашем мире с его пространством-временем. Я тут вовсе не для того.

– Правда? Так зачем же ты пришла?

– Решила вмешаться, чтобы ты не уничтожил свои истории.

– И как только я пообещаю, что не стану этого делать, ты сразу исчезнешь.

– Очень может быть.

– Ладно, я обещаю.

И что ты думаешь, дорогой читатель?

Стоило мне пообещать, и этот милый ангелок навсегда исчез из моей жизни.

– Ричард Бах, май 2015 года